Ай да «Метель»!

8 февраля

Невозможная по красоте музыка Свиридова, простой и бесконечно удивительный язык Пушкина: на сцене БКЗ Псковской филармонии вчера представили программу «Метель», приуроченную к дням дуэли и гибели великого русского поэта.

Было ли так задумано или случайно получилось, но выступление губернаторского симфонического оркестра Псковской области под управлением главного дирижера Николая Хондзинского и чтеца Бориса Бирмана стало самым органичным и удачным способом доказать в преддверие 10 февраля, что Пушкин - жив, что он - наше все и что солнце русской поэзии никуда не закатилось. Оно продолжает освещать нашу жизнь, в которой давно уже никто уже не запечатывает письма тульской печаткою и тем более не умоляет пронзительным голосом поспешить обвенчаться где-нибудь в Жадрино. 

Впрочем, расставшись с реалиями прошлых столетий - всеми этими мчащимися неведомо куда тройками, теплыми капотами и ариями из Жоконда, - мы остались теми же, героями и персонажами Пушкина. Посмотришь иной раз из окошка 17-го автобуса на спешащих в университет курсистов 21 века - и романическую Марью Гавриловну заметишь, и рокового Владимира Николаевича, несостоявшегося жениха ея. 

«Метель» - смятение чувств, наваждение и кружение, игра судьбы и нежданное счастье, сказка о несбывшихся случайностях и быль о сказочных совпадениях. В исполнении российского актера театра и кино, кинорежиссера, сценариста Бориса Бирмана, известного многим по ролям в сериалах «Бандитский Петербург», «Идиот», «Убойная сила», текст Пушкина раскрылся новыми гранями и заиграл новыми красками. 

Магнетизм бесовской пурги, застилающей горизонт событий, неповторимая авторская ирония, трогательная искренность молодых чувств - все это чтецу удалось передать исключительно богатством интонационных обертонов. Голос актера следовал внутренней музыке текста, то нарастая, то затухая. Борис Бирман приковал к себе внимание зала без каких бы то ни было ухищрений: ни перьев тебе, ни страз, ни купаний в душе. Именины сердца! 

Конечно же, восприятие пушкинского текста в немалой степени обогатила гениальная музыка Свиридова. Она не была фоном. Она была равноправным участником программы. По сути все музыканты симфонического оркестра во главе с дирижером Николаем Хондзинским на какое-то время стали актерами, коллегами Бориса Бирмана. 

Артистичные, эмоциональные, вдумчивые, они были необыкновенно хороши! Как играла скрипка в «Романсе»! Да она же всю душу вывернула из зрителя! Осторожно, нежно-снежно, в самую глубину сердца проникала своим звучанием. Постепенно к ней присоединяются духовые, остальные струнные - мелодия ширится, захватывает дух, а когда к глазам уже подступают слезы волнения и восхищения красотой и грацией музыки, все утихает. Как жить после этого? 

Судя по тому, как отзывались зрители по завершению «Метели», именно двуединство искусства поэзии и музыки произвело на них неизгладимое впечатление. Кто-то лучше понял текст благодаря музыкальному сопровождению, кто-то - наоборот, по-новому услышал знакомые мелодии. Художественное впечатление тонко подсвечивалось видеорядом: прозрачные, как изморозь на стекле, рисунки Нади Рушевой, заснеженные фотопейзажи... Псковский зритель, год уже не видевший настоящей русской зимы, завороженно внимал всему происходящему на сцене и - редкий случай - почти не отвлекался на фотографирование и видеофиксацию. 

«Хорошо, но мало» - единодушно реагировали зрители на «Метель», искренне сочувствуя всем тем, кто не смог побывать на этой программе, и надеясь на то, что администрация филармонии вновь предпримет героический шаг из серии дополнительного показа. 

А почему бы и нет? Аншлаг был, овации были, цветы были! Ай да «Метель»! Ай да Бирман! Ай да оркестр!

Источник: Псковская Лента Новостей


Наши партнеры