Фестиваль MAGNUM OPUS и другие музыкальные сюрпризы – пресс-конференция в медиацентре ПАИ

24 ноября

О Первом международном фестивале современного искусства MAGNUM OPUS и ближайших планах Псковской областной филармонии поговорили в медиацентре ПАИ.

Впервые пресс-конференция началась с музыкального сюрприза — музыканты Губернаторского симфонического оркестра Псковской области дали мини-концерт. Поговорили о программе Международного фестиваля современного искусства MAGNUM OPUS, который проходит в Пскове с 19 ноября по 10 декабря, а также о концерте по случаю 25-летия оркестра и других музыкальных событиях. Предлагаем вашему вниманию стенограмму встречи.

- Добрый день, уважаемые гости. Сегодня у нас состоится пресс-конференция, посвященная Первому международному фестивалю современного искусства. Поговорим мы, конечно, о 25-летии Губернаторского симфонического оркестра Псковской области. У нас в гостях худрук фестиваля, главный дирижер Губернаторского симфонического оркестра Псковской области Николай Хондзинский, Николай, добрый день, и директор Псковской областной филармонии Елизавета Барышникова, добрый день. Рады вас видеть у нас в медиацентре, вы, как всегда, нас удивили. Было очень приятно, сразу такой хороший день, хорошее настроение. Николай, расскажите, с чем вы к нам сегодня пришли и по какому поводу такой сюрприз.

Н. Х.: Я бы сказал, что сейчас состоялось первое выступление в режиме онлайн части ансамбля солистов «Камерата Псков», которые будут выступать в первом концерте завтра. Это музыканты из нашего оркестра. Завтра также будут приглашенные музыканты вместе с нами выступать. Коллектив, у которого я вижу большое будущее в исполнении музыки барокко, в исполнении камерной музыки, в исполнении музыки наших современников. И хорошее настроение, о котором вы сказали, было создано благодаря удивительной музыке Иоганна Себастьяна Баха. Это вторая часть Пасхальной оратории, одного из, как вы слышали, удивительно пронзительных и красивых образцов мелодики, графики и удивительной красоты музыки Иоганна Себастьяна Баха. Можно сказать, что премьера нашего ансамбля солистов состоялась здесь, в ПАИ, в бывшем здании филармонии.

- Мы очень рады, что это произошло у нас на площадке, правда, безумно приятно. Расскажите, фестиваль современного искусства – почему так было названо, чему он посвящен, что нас ждет?

Н. Х.: Что нас ждет – я, к сожалению, не могу сказать, если мы говорим в общем. Но такая расхожая фраза сегодня, что мы живем в непростое время. Начну издалека. Мне кажется, все мы слышим в разные моменты нашего существования, что оно непростое, сложное. В целом, я думаю, отчасти для нас с вами так и есть. Правда, если вспомнить, какое время окружало тех наших соотечественников, которые жили 100 лет назад, не говоря о тех наших соотечественниках и соотечественниках за рубежом, которые жили в 40-50-е годы в Европе, не говоря о тех, кто жил в Средние века. Каждое время насыщено и наполнено разным количеством и проблем, и сложностей. И я думаю, что всегда проблемы времени адекватны силе людей, которые живут в это время. Отчасти, наверное, речь о том, что мы с вами гораздо слабее, чем те, кто жил 100 лет назад. Если бы катаклизмы, которые были тогда, случились бы сейчас, я не уверен, что мы бы с вами сейчас сидели и грустили, что закрыты границы. На самом деле, масштаб проблем смешон по сравнению с тем, что было раньше. Но тем не менее мы сегодня такие, какие мы есть, для нас современность – это то, что нас окружает. Современное искусство, как и любое искусство, со знаком плюс, как искусство, которое несет в себе заряд совершенства, заряд вечной красоты, это то, что впечатляет, что помогает жить, оставляет в сердце, и мне кажется, очень важно сегодня. Не случайно фестиваль современного искусства, который мы открываем завтра, начинается с концерта музыки эпохи барокко. Музыка написана более 250 лет назад, отчасти здесь похоже, что это какая-то ошибка…

- Да, есть слово «современный», при этом мы слышим «музыка барокко».

Н. Х.: Можно ли сказать, что устарела музыка Баха? И можно ли сказать, что устарела одна из книг, которые каждому из вас известны, состоящая из двух частей, одна из которых насчитывает более 7 тысяч лет, а вторая – более 2 тысяч лет? Устарела ли эта книга или нет? Устарели ли гравюры Дюрера или фрески в Мирожском монастыре? Мне кажется, что речь только о том, способны ли мы сегодня воспринимать эту красоту. Как мне кажется, в том и смысл искусства и творчества, что оно не устаревает.

- Оно всегда современно, вы об этом хотите сказать?

Н. Х.: Оно не всегда современно, оно современно, если мы чувствуем в нем эту современность. Как в музыке барокко. Музыка – одна из самых чистых эпох, музыка, написанная в это время. Да, музыка эпохи барокко, эпохи, в которой, как кажется, можно сказать, что Бог был ближе к людям. Но на самом деле это же неправда. Люди были ближе к Богу, поэтому столько красоты было создано в эту эпоху. Сейчас на самом деле очень интересное поколение, и наше с вами, и тех, кто младше. Мне кажется, это поколение людей с утерянным воображением. Потому что все, что ты себе не можешь представить, ты набираешь в Гугле и видишь картинки, которые тебя могут поразить, но могут и не поразить. Потому что уже настолько пресыщен человек и эмоциональное его состояние всевозможными раздражителями, что настоящие переживания, настоящее горе людское часто проходит мимо, потому что слишком много всего вокруг происходит. Вот закрыли границы, и всем плохо. Но я о том, что масштаб эмоций – он внутри находится. Поэтому мне кажется, что эта чистая, прекрасная музыка, которая будет звучать завтра – в частности, мы говорим об открытии фестиваля, – это то, что где-то способно смыть налеты информационной грязи, которая на каждом из нас, как мне кажется, есть, потому что мы живем в этом социуме, в этом мире, мы живем в постоянном потоке информации, которую если не отфильтровывать, то ты теряешь сам себя в постоянном негативном потоке информации.

Где-то проскальзывают лучи позитивности, при этом мы настолько привыкли, что везде все плохо, что мы даже не верим в этот позитив, нам кажется, что все, что позитив, – это врут. И так далее. И в этом смысле такая чистая, настоящая музыка необходима, чтобы человечество оставалось человечеством, чтобы человек не терял, не забыл, чем отличается в первую очередь от животного. А отличается он тем, что из поколения в поколение мы можем передавать какие-то вещи, которые не могут передать животные. Животные могут быть более преданными, более милосердными, чем люди, и это известный факт. Но передать от матери к сыну, от отца к сыну информацию, что было до, животные не в состоянии. А люди могут. И музыка, которая была тогда современная, она для меня – и надеюсь, для всех, кто придет на концерт, – будет звучать современно, потому что это те эмоции, которые в нас есть здесь и сейчас. Но это про первый концерт. Извините, что так много…

- Спасибо большое, очень интересно. Я так понимаю, вы ставите перед собой такую хорошую, глобальную задачу – напомнить о том, что помимо наших обычных, физических потребностей мы должны не забывать о своей душе.

Н. Х.: Я надеюсь, что никто об этом не забывает, потому что если все думают только о физических потребностях, то в целом уже даже бесполезно играть музыку. Понятно, что я преувеличиваю, но завтра к нам на концерт приезжают замечательный хор, ансамбль Arielle из Москвы, художественный руководитель Эльмира Дадашева. И приедет Дмитрий Коростелев, пианист, который неоднократно приезжал к нам на концерты в отеле «Покровский», на барочном концерте «Музыка на воде» он был, играл внутри оркестра континуум, завтра он сольно будет играть на клавесине.

Кстати, впервые наш клавесин будет звучать сольно с оркестром. Он до этого звучал только внутри оркестра, это сопровождающий инструмент, а завтра впервые будет звучать самостоятельно, будет стоять на сцене, как рояль обычно стоит на концертах, и солировать в концерте Иоганна Себастьяна Баха. Завтра впервые будет концертная презентация нашего ансамбля солистов. Это небольшой состав, который – я на репетициях бегаю по залу, слушаю, как звучит с разных точек, со всех сторон, потому что всегда сокращение ансамбля, сокращение музыкантов всегда таит в себе риски. Страшно: а вдруг не будет слышно? А вдруг у нас акустика не та? У нас не Большой зал консерватории, и она непростая. Но, как ни странно, это удивительно и очень приятно, что очень здорово слышно со всех мест зала, каждого музыканта. Сегодня у нас еще нет Коростелева, музыкант приедет завтра, но очень здорово, что таким небольшим составом будет звучать очень красивая и хорошая музыка.

- Спасибо большое. Давайте еще несколько слов о программе фестиваля. Предполагается, что у вас будет несколько разных видов искусств объединено – и музыка, и литература, и хореография, живопись, архитектура. Как все это вы планируете вместить в программу?

Н. Х.: Пожалуй, единственное, что не удалось реализовать в этом году из моих идей, – это выставка фотографий. В принципе, то направление, которое связано с визуальным вкусом. Я, наверное, не буду рассказывать о событиях фестиваля, перечислю вкратце.

- Да, приоткройте завесу.

Н. Х.: 20 ноября в Большом зале филармонии состоится презентация книги нашего выдающегося современника Питера Хёга. Сам автор, естественно, не приедет. Почему естественно? Если кто-то знаком с его творчеством, то вы наверняка знаете, что он живет в совершенном затворе. Он только один раз был в России. Его сложно вообще вытащить из дома, он ограничивает себе максимально известия о том, что происходит в мире… Наверное, может себе позволить. Но тем не менее это выдающийся автор, наш современник. Я впервые с его творчеством познакомился лет 10 назад, когда вышла его книга «Тишина». Она произвела на меня огромное впечатление. «Тишина» – это книга о клоуне с выдающимися способностями, у которого удивительный слух и который может слышать человека. Так или иначе, это было близко мне, потому что там было очень много музыки, в этой книге, в тишине, и меня совершенно сразило, что этот писатель какое-то время своей жизни был хореографом, менял специальности, потом пропал с радаров. И вот появилась эта книга о музыке, пишет он об этом часто интереснее и глубже, чем об этом рассказывают музыковеды в консерваториях.

Я понимаю, что это его личный опыт, который ложится на бумагу. Сейчас у нас будет презентация его новой книги, которая только что вышла в Санкт-Петербурге в издательстве «Симпозиум», книга вышла меньше месяца назад, и ее презентации не было еще вообще. Соответственно, у нас впервые проходит презентация этой книги. К нам приедет директор издательства и единственная переводчица, которая работает с Питером Хёгом напрямую, сотрудничает с ним, у нее эксклюзивные права и согласие автора на переводы его книг. Книга называется «Твоими глазами». Я перейду к следующему событию фестиваля. Кстати, мы вас ждем на презентации, это будет интересно, событие. Приходите, пожалуйста, если будут вопросы для спикеров презентации, вход свободный, по регистрации, думаю, с журналистами пообщаемся в другом порядке.

- Наверное, Елизавета потом нам поподробнее расскажет, как посетить все мероприятия.

Н. Х.: Да, да. Можно переключать на следующий слайд. 4 декабря впервые в Пскове состоится вечер современной хореографии. К нам приедет Константин Семенов, автор и вдохновитель арт-платформы «Княжество», это московская труппа. Костя – лауреат множества конкурсов, он выигрывал «Контент» Дианы Вишневой несколько лет назад. Он представит нам свою программу, здесь такого балета не было никогда. Мы все знаем о любви наших горожан и гостей к классическому балету, которая несколько лет подогревается, разогревается, на высоком уровне интерес псковичей к балету. Я подумал, что приобщить наших любителей балета к современному искусству балета будет тоже очень интересно.

Современная хореография сильно отличается от классической, здесь речь о смыслах конкретных постановок конкретных хореографов. Скажу в двух словах. У каждого хореографа всегда есть свои идеи, то, что он пытается донести до зрителей средствами и языком тела. Это может быть и образ музыки, которая звучит, это может быть сюжет, который закладывается, или сюжет, который он видит или слышит в той музыке, которая звучит. Это совершенно особый мир. Мне кажется, это будет очень интересно.

Костя обещал, что он перед каждым номером – там будет несколько номеров, один из которых называется «Тропой иллюзий», который и вошел в название всего проекта, – будет чуть-чуть рассказывать и помогать зрителям, расставлять акценты, чтобы было понятнее тем, кто впервые знакомится с современной хореографией. Чтобы обратить внимание, как увидеть и понять заложенные идеи. В этом смысле это очень здорово, что будут комментарии автора этих постановок. Это будет 4 декабря. 10 декабря состоится показ – это наша продукция филармонии и Санкт-Петербургской консерватории – состоится показ оперы «Богема», в постановке Аркадия Гевондова на сцене Большого зала. «Богема», как многие оперы Пуччини, но «Богема» очень трогательная, очень теплая местами, часто очень теплая по эмоциям и впечатлениям. Конечно же, не без некоторой трагичности, как и многое у Пуччини.

Опера, которая, если сказать совсем просто, немузыковедчески, мне кажется, что невозможно уйти с этого спектакля равнодушным. Как и многое, что мы стараемся сделать в филармонии, оно основано на том, что человек, уходя из зала, должен уносить какое-то тепло. Не какое-то, наверное, а наше, которое мы со сцены ему пытаемся отдать. Вернее, мы его отдаем, а он пытается его получить. Знаете, как анекдот про принимающую сторону. Мы тратим свое тепло, свою энергию, и нам очень важно, чтобы человек уходил из зала, получив то, что иногда на самом деле и восстанавливается у музыкантов, а иногда не восстанавливается. Ведь тратится много эмоций на сцене. «Богема» – одно из тех сочинений в истории музыки, с которым невозможно уйти из зала равнодушным. Я совсем скомканно, но понимаю, что уже много беру на себя.

- Нет, нам очень интересно. Мне нравится, что вы не только преподносите нам такие интересные сюрпризы, в том смысле, что даете тем людям, которые разбираются в искусстве, насладиться теми вещами, которые впервые здесь показывают, но еще и занимаетесь просветительством. Это очень интересно, потому что не все знакомы с хореографией, это будет очень интересно. Особенно эти комментарии…

Н. Х.: На самом деле, мы как раз подумали, что это упростит тем, кто побаивается идти на спектакль. 8 декабря, за 2 дня до спектакля, у нас состоится лекция музыковеда из Петербурга о том, как слушать «Богему». Называется «Как слушать «Богему». Инструкция». Это бесплатная лекция, которую я советую посетить не только тем, у кого уже есть билеты, но и особенно тем, у кого их нет, чтобы понять, что их надо приобрести. За 2 дня до спектакля можно успеть понять, что это действительно то, на что стоит сходить. Вот, пожалуй, и программа псковской части этого фестиваля. Мне кажется, действительно яркий, интересный по событиям, я очень надеюсь, что… Я убежден, что он станет ежегодным, дай Бог, чтобы это было в Пскове.

- Почему вы сказали «псковской части»?

Н. Х.: Потому что этот проект возник чуть раньше, в рамках Magnum Opus прошла презентация в Малом зале консерватории в Москве, планируется концерт в Санкт-Петербурге, в этом же направлении, плюс – это же под эгидой Русской консерватории возник этот фестиваль, существует премия международная Magnum Opus, которая вручается современным композиторам за выдающиеся не заслуги, а как сказать, за успехи, за выдающиеся работы, связанные с современным искусством. Один из лауреатов премии Magnum Opus Иван Никифорчин, который получил ее за первую мировую запись оркестровой сюиты Мечислава Вайнберга, которая издается сейчас в Лондоне. То есть это проект, который связан не только с Псковом. Я бы сказал, что здесь, в этом году Псков – фестивальная столица Magnum Opus, это наиболее корректно.

- Спасибо большое. Лиза, немножко о приземленных вещах. Как попасть на эти мероприятия?

Н. Х.: Можно сказать, что двери открыты, можно, скорее всего, через них.

- Нужно уточнить, что у нас сейчас такая эпидобстановка, не все смогут попасть, поэтому – какой режим? Как можно попасть на мероприятия, кому, на какие еще продаются билеты, какие лекции бесплатны?

Е. Б.: Лекцию в преддверии «Богемы» и презентацию книги можно посмотреть абсолютно бесплатно, по предварительной регистрации на нашем сайте. Конечно же, необходимо иметь при себе все документы, QR-код сертификата о вакцинации, либо QR-код о том, что вы переболели ковидом, либо медотвод. Сейчас эти слова уже не кажутся такими страшными, как это было в преддверии балетов, которые мы провели 12 и 13 ноября. Сейчас мы уже понимаем, как осуществлять контроль документов, чтобы он не задерживался на входе, чтобы он не создавал столпотворение. Хочется поблагодарить наших зрителей, слушателей, что они осознанно подходят к подготовке к концерту, они приходят с документами, они доброжелательны…

- Дисциплинированны…

Е. Б.: Да, и для нас это очень большой… Это очень приятно. Не то чтобы это потрясение, но мы такого от зрителей филармонии и ожидали, что все проходит в довольно доброжелательной обстановке. Если у вас есть необходимые документы, никаких проблем нет с тем, чтобы попасть на концерт. Доступны билеты в продаже на концерт 19 ноября, на вечер современного балета и на оперу «Богема», которая состоится 10 декабря. Мы все ждем, это для нас, действительно, новый опыт, очень яркий и интересный, мы становимся эпицентром такого важного фестиваля в наше время, как мне кажется. Мы все слушали Николая о том, насколько это глубоко, насколько это важно сегодня – иметь возможность прикоснуться к прекрасному, насколько это может скрасить нашу жизнь. Поэтому мы ждем всех наших постоянных зрителей и слушателей, мы ждем наших новых друзей, возможно, этот фестиваль создаст новую аудиторию, подарит людям новые интересы в сфере культуры.

- Спасибо большое. Есть ли какие-то вопросы по данному фестивалю у наших журналистов?

- А приобрести в кассах можно на что-то из перечисленного?

Е. Б.: Да, на все мероприятия.

Н. Х.: Все мероприятия фестиваля. Кто дизайнер – никогда не скажу.

- Спасибо. Давайте несколько слов скажем о 25-летии Губернаторского симфонического оркестра, исполнилось в этом году. Как изменился оркестр за эти годы, может, какие-то основные достижения, которые вы для себя выделили?

Н. Х.: Вы знаете, я работаю с коллективом всего четвертый сезон, то есть мой первый концерт был в феврале, в феврале будет 4 года моего знакомства с коллективом, соответственно, в этом сентябре начался четвертый сезон моей постоянной работы. Я не могу говорить о том, что было 10 лет назад. Те записи, которые есть 25-летней давности, они очень трогательные. Я очень понимаю эмоции основателей коллектива, дай Бог им здоровья, которые живут сегодня, здравствуют, слава Богу. Я тоже когда-то создавал коллектив и понимаю, что это такое, насколько это непросто – объединить всех одной идеей, найти место для репетиций и так далее. Правда, я это делал в Москве, в Москве в этом смысле даже сложнее. А в городе, в котором в принципе нет коллектива, есть другой ряд проблем. Думаю, в первую очередь связанных с кадрами. В Москве музыкантов очень много, а здесь ясно, что было непросто создать коллектив на пустом месте. Понимаете, есть другой момент. Что такое 25 лет? В принципе, это самый расцвет молодости.

- Вот я и хотела сказать: что 25 лет для оркестра? Много, мало?

Н. Х.: Мне кажется, это расцвет молодости. Много? Конечно, не много, есть коллективы, которым 100 лет. Есть и те, которым больше.

- Но там явно поменялись музыканты…

Н. Х.: Конечно, музыканты, да, но вы понимаете, в коллективах, как Берлинская филармония или Венская филармония. Естественно, там меняются музыканты, там не такая ситуация, как в столичных оркестрах, в которых конкурс, взяли на работу – и все, человек сидит. В оркестрах с историей концертмейстер берет себе ученика…

- Так преемственность должна быть, да?

Н. Х.: Да, конечно, и вот эта уникальная история, когда оркестр, которому больше 100 лет, музыканты передают из поколения в поколение традиции исполнения музыки Малера, традиции исполнения музыки Штрауса, исполнения Бетховена. Передает опыт дирижер великий, который работает с этим коллективом. На самом деле, это уникальная ситуация. Поэтому в этом смысле 25 лет – это очень мало. Но еще раз говорю, по человеческим меркам – это расцвет, и это не зрелость, это время, в которое перед тобой все открыто, и ты можешь двигаться, развиваться, добиваться высоких целей, каких-то задач.

- За 25 лет у оркестра может появиться своя индивидуальность, свой почерк, как вы считаете?

Н. Х.: Может, но вы знаете, мне кажется, что время было с катаклизмами, с 96-го по 21-й год, время не постоянного роста, а крушения социализации и всего, что было вокруг. Поэтому говорить о том, что с первого дня по сегодняшний, с первого дня существования оркестра до сегодняшнего – это постоянное развитие, я бы не сказал. Мне кажется, что были периоды, как, на самом деле, и во всем, что касается нашей с вами истории за последние 25 лет, что ни возьми. Было и движение вверх, были и срывы, были периоды застоя, новое движение вверх. В этом смысле, как жизнь каждого из нас, в коллективе есть разные периоды существования, периоды развития, как у нас сейчас любят говорить, негативного роста, да, отрицательного роста. Я к тому, что это на самом деле очень сложная штука. Главное, что есть в коллективе, что он сохранился, несмотря на все очень большие проблемы, которые были еще несколько лет назад. Это уникально. И я бы сказал, что очень сильно повлияло на наше дальнейшее развитие – мы в 2019 году начали общаться в Михаилом Юрьевичем?

Е. Б.: В 2019 году мы уже стали Губернаторским симфоническим оркестром.

Н. Х.: Значит, в конце 18-го, с конца 2018 года мы начали общаться с Михаилом Юрьевичем, и та поддержка, которую мы получаем от него и от администрации и так далее, в любом случае, это его инициатива, – это новая страница в развитии коллектива, которая продолжается и, дай Бог, будет продолжаться. Это связано и с обновлением ряда инструментов, и с приобретением новых инструментов, которых вообще не было, таких как бас-кларнеты, тот же клавесин, или бас-тромбон, это вроде всех не волнует, когда вы сидите в зале, а нас волнует! У нас не было инструментов, какие-то сочинения я просто не мог брать, потому что их не на чем играть, или мы должны приглашать музыкантов из Петербурга со своими инструментами. Это постоянно…

Е. Б.: Хочется сказать о том, что это действительно была веха в развитии оркестра. И мы сейчас очень много общаемся с основателями оркестра, в частности, с Александром Петровичем Роором, в преддверии нашего юбилея, и Александр Петрович делится тем, что он с самого начала, с самого первого дня, с основания оркестра мечтал о том, чтобы он стал губернаторским. И случилось так, что удалось этот проект, а это действительно проект, реализовать только в 2019 году. И мы очень благодарны Михаилу Юрьевичу за эту поддержку, которая продолжается до сих пор. Мы ее чувствуем и очень-очень благодарны. Вообще я хочу сказать, что сейчас у нас такой очень интересный период.

Мы готовимся к юбилею, собираем огромное количество фактов, поднимаем документы. Мы оцифровали весь видеоархив оркестра, который долгое время хранился у Александра Петровича, и наконец сейчас удалось это сделать. Сейчас у нас большое количество материалов оцифрованных, видео, и часть этих видео, выдержки этих видео будут продемонстрированы на концерте, который состоится 25 ноября. Это будет довольно сложная режиссерская постановка, с очень интересной, яркой программой. Мы не хотим, чтобы наши слушатели думали, что это будет такая торжественная церемония и чествование оркестра. Отчасти это будет так, но в первую очередь это будет очень красивый и очень яркий концерт, в котором будут представлены разные жанры искусства, в котором мы пройдемся по истории оркестра, от момента основания до сегодняшних дней.

Постараемся за недолгое достаточно время уложить самые важные моменты развития оркестра. И в финале концерта, я очень надеюсь, многие почувствуют то тепло, которым мы хотим поделиться, ту любовь, которую мы испытываем к музыке, к оркестру, ту любовь к зрителям, которую мы испытываем на каждом нашем мероприятии, концерте. Поэтому я приглашаю всех наших зрителей, слушателей посетить этот концерт, потому что он будет очень ярким и незабываемым.

Н. Х.: Концерт будет посвящен русской музыке, в первую очередь. Я анализировал, что оркестр играл, что он исполнял за эти годы, – все равно есть ряд сочинений, которые – чувствуется, судя по тому, сколько раз их исполняли, – наиболее полюбились и публике. Это и понятно, есть много яркой, красивой и трогательной русской музыки, и я постарался, чтобы то, что любят наши слушатели больше всего из репертуара оркестра, чтобы большая часть этих сочинений вошла в программу концерта. Естественно, я не буду говорить о конкретных вещах…

Е. Б.: Может, мы все-таки приоткроем какую-то завесу тайны и расскажем хотя бы...

Н. Х.: Завеса тайны: 25 числа будет концерт. Начало в 7. Пожалуйста, если хочешь…

- Вы любите удивлять, мы уже поняли.

Н. Х.: Нет, если хочешь, расскажи.

Е. Б.: Про ведущего расскажи.

Н. Х.: У нас очень необычный ведущий. Я думаю, этого достаточно. У нас необычный ведущий, о котором я скажу так: у нас будут ведущие, которых вы знаете. Которые бывали на нашей сцене. Я думаю, что все.

Е. Б.: А кто-то один из ведущих выступал с оркестром с момента его основания.

Н. Х.: Я думаю, что можно так предложить: если кто-то угадает, в подарок 2 билета давай разыграем.

Е. Б.: Да, давайте!

Н. Х.: Два билета в подарок, кто угадает…

- А может, хотя бы двух ведущих угадать?

Е. Б.: Можно хотя бы одного угадать.

Н. Х.: Хорошо, если двух ведущих, то получит 4 билета. Потому что это сложно.

- Абонемент.

Н. Х.: Абонемент на следующее 25-летие оркестра. Давайте, нужно написать на почте филармонии, на сайте. Либо в инстаграм. Напишите, кто будет ведущий концерта 25 числа, – и получите два билета в подарок.

- Я уже пытаюсь угадать и гуглю.

Н. Х.: Кто выступал с оркестром с момента основания?

- Да, да! Вы сказали, что будет исполнено то, что любят слушатели из репертуара оркестра. А то, что любят сами музыканты, будет исполнено?

Н. Х.: Это совпадает. Понятно, что есть вещи, которые непростые технически, которые надо учить, но не звучит на наших концертах никогда той музыки, которую хотя бы я не играл. Оркестр – это организм, у каждого могут отличаться вкусы, кому-то нравится это, кому-то это не нравится. Невозможно подстраиваться под каждого. Но в целом это в любом случае всегда основа формирования любой программы нашего концерта – это музыка, в которой я не обманывал тех людей, для которых я ее исполняю.

- О преемственности говорили. Скажите, пожалуйста, нужны ли сегодня оркестру какие-то еще музыканты? И есть ли, может, какие-то ученики, которых вы хотели видеть у себя?

Н. Х.: Единицы оркестров в мире, которые работают в таком ключе. Единицы. Даже московские оркестры… Бывает, что кто-то из профессоров, которые преподают в консерватории, играют в этом оркестре, могут взять себе ученика. Но это скорее себе ученика, не то, что ему передают оркестровый опыт. Это чуть-чуть по-другому. Да, у нас по-прежнему есть вакантные места, и мы держим ряд специальностей, наш коллектив, комплектация еще не полная, но некоторое обновление происходит. Уже несколько новых музыкантов у нас играют. Так что процесс идет. Я надеюсь, что он будет продолжаться в том же ключе.

- Вы говорили о том, что с появлением новых музыкантов, инструментов можно позволить себе какие-то новые произведения исполнять, и в том числе это тоже у вас в планах?

Н. Х.: Безусловно. Смотрите, пока для оркестра закрыта либо симфония Малера, практически любое симфоническое сочинение Шостаковича, за редким исключением симфоническая музыка Прокофьева. Это музыка, которая требует академический состав оркестра. Это наша следующая ступень, я так думаю. Она может занять несколько лет. Вообще большой симфонический оркестр насчитывает 111 человек. Это десятилетиями сложившаяся традиция, это нормальный состав, который может исполнять любую музыку, и Шостаковича, и так далее. Но Шостакович – это, действительно, выдающийся автор нашего прошлого века и человек, без музыки которого многое непонятно в том, в каком социуме, в какой атмосфере жили наши с вами родители и прародители. Это то, с чего я, собственно, начал. Музыка очень часто имеет и такую функцию, как когда-то мы встречались с кем-то из вас, журналистов, и общались о симфонических танцах Рахманинова, музыка имеет и такую функцию. Она способна перенести нас в то время, способна донести до нас атмосферу того времени, в которое она была написана или которое почувствовал композитор. Конечно же, музыка эпохи барокко и музыка Чайковского помогает нам… Это не то чтобы другая ступень понимания музыки, это параллельно. Можно ведь в музыке Чайковского услышать его эмоциональный надрыв, но можно и попытаться услышать и осознать по-другому. Те жанровые вещи, которые он пишет, или танцевальные, еще что-то… Ведь это то, что было вокруг него, то, что для него было естественно. И по темпам движения музыки Чайковского можно понять, с какой скоростью люди ходили в то время. И по темпам движения музыки Баха можно понять, была ли суета в то время, как люди передвигались. Это на самом деле очень интересно! Да что далеко ходить: Вагнер пишет в своей автобиографии, как он поехал отдыхать, простой эпизод. Как мы с вами сейчас ездим отдыхать? На самолете, неделю, дай Бог, 10 дней. Прилетел, улетел, сразу на работу. Вагнер ездил со своим роялем месяц в одну сторону, соответственно, где-то полгода в Альпах, и месяц через Париж в другую сторону. За ним везли его рояль, представляете, насколько другое было ощущение времени! Если сейчас тебе не ответили на СМС «Встретимся через полчаса или нет?»…

- Часть жизни пропала!

Н. Х.: Да, да, совершенно другое ощущение времени, простора времени, свободы внутри времени, и это то, что музыка Вагнера это очень подчеркивает. Это человек, который просто останавливает время в «Тристане и Изольде», когда звучит английский рожок в течение 10 минут, ну, меньше, 3-4, но все равно – представьте, сидит огромный оркестр – и играет только один английский рожок. Он играет, играет, спокойно играет, и в какой-то момент поражаешься тому, что как можно было так? Сидит там 200 человек в зале, сидит оркестр 100 человек, а играет один рожок в течение нескольких минут! И ничего не происходит. А на самом деле, по факту, он управляет временем в своей музыке. Я могу переключаться дальше, но я с чего начал – с Шостаковича. Музыка Шостаковича нам многое помогает передать, те, кто после нас, о том, как было тогда. И важно это помнить. Потому что тогда было пожестче, чем сейчас. Шостакович это очень здорово передает. Но пока мы симфоническую музыку Шостаковича играть не можем, по объективным причинам, касающимся и инструментов, и количества музыкантов. Но мы движемся постоянно.

- Какие у вас есть амбициозные планы по развитию оркестра? Такое, что очень-очень?

Н. Х.: Расширение. Расширение штата. Это самое важное, я бы сказал. Потому что это то, что позволит раскрыть границы. Мы очень ограничены в репертуаре. Хорошо, не очень, я преувеличиваю. Но мы сильно ограничены в репертуаре. А хочется, чтобы этих ограничений не было. По нашему штатному расписанию у нас почти всех хватает людей. Речь о том, что их нужно расширять. По штатному расписанию человек 60, да? Грубо говоря, по жизни 50, а нужно 100.

Е. Б.: Нужно человек 20 или 30.

Н. Х.: Да. Сцену нужно расширить под оркестр.

Е. Б.: Что касается стратегии развития оркестра, то это первое, с чего мы начали свою деятельность с Николаем, мы начали обсуждать все проблемы, которые в оркестре существуют, это было 3 года назад. И даже прописали эту стратегию развития оркестра. Я вам могу сказать, что мы по ней довольно успешно движемся, мы даже добавили к ней какие-то вещи. Мы начали пробовать новые форматы, новые проекты, мы повысили популярность оркестра, соответственно, оно все одно за другое цепляется. Поэтому нам сейчас… Сейчас какой-то новый этап в жизни оркестра, и мы понимаем, что нет никаких задач, целей, которых мы не сможем достичь.

Н. Х.: Опять-таки, этапом станет поднятие качества оркестра на такой уровень, чтобы спокойно выезжать на гастроли в Мариинский театр, который готов нас пригласить. Или в Московскую филармонию.

Е. Б.: Но это основная идея работы над качеством звучания оркестра, над составом, над тем, чтобы обновлялась материальная база. Чтобы коллектив звучал не только на Псковскую область, но и на федеральном уровне. В перспективе, имел возможность международного сотрудничества.

Н. Х.: Звукозапись.

Е. Б.: Это идеальный план по тому, как мы видим дальнейшее развитие оркестра.

- Спасибо. Давно вопрос был в соцсетях, он сейчас особенно интересен будет. По поводу концертных костюмов. Много разных у вас проектов. И есть ли необходимость у оркестра в различных костюмах?

Н. Х.: На мой взгляд, на данный момент это все-таки вторично. Потому что два года назад, три года назад все мужчины у нас переоделись в смокинги. Следующий этап – фраки, но я думаю, что он не такой скорый. Что касается женской одежды, то пока каждая исполнительница, артистка оркестра, выступает в своей одежде, просто мы подбираем что-то черное и удобное для музыканта. Но в целом эта проблема не такая.

- А не было ли каких-то проектов, связанных с костюмированными историями?

Е. Б.: Не переодевались. Это и не принято, и такой необходимости нет. Но мы думали, может, когда-нибудь мы купим разноцветные бабочки, не разноцветные, а какого-то цвета. Но что касается сцены филармонии, наших академических концертов, в этом нет такой необходимости.

- Понятно. Классика должна быть?

Е. Б.: Классика должна быть.

- 25 лет – это такая красивая дата. Помимо концерта 25 ноября будут ли еще какие-то мероприятия? Именно к 25-летию.

Н. Х.: Поймите, какая сейчас ситуация. Мы же были закрыты какое-то время, в конце октября и в начале ноября. Концерт должен был состояться в конце октября. И ничего из того, что мы планировали в ноябре, не отменилось. Но перенеслись вещи с октября, с начала ноября.

- То есть у вас сейчас плотно очень?

Н. Х.: У нас сейчас очень плотно, а декабрь уплотняется с каждым днем, я бы сказал. Прилетают какие-то неожиданности, сюрпризы. Перенята наша тактика о том, что сюрпризы будут, и у нас они тоже периодически возникают. Когда какие-то концерты возникают неожиданно.

- Декабрь – у вас плотное расписание по мероприятиям? После фестиваля современного искусства еще запланированы какие-то выступления?

Н. Х.: Я бы сказал, что у нас их четыре запланировано, но мы лучше в начале декабря, когда будем анонсировать…

Е. Б.: Мне кажется, что декабрь – это отдельная пресс-конференция, потому что у нас уже 6 стоит концертов, которые будут проходить и при участии оркестра, и детские концерты, и еще готовится у нас один сюрприз, который будет посвящен закрытию Года Александра Невского.

- Это все до конца года?

Е. Б.: Это все до конца года. Также у нас запланированы новогодние концерты. Мы повторим Венский Новый год. Ну, не повторим, мы просто обновим формат концерта, вернемся к этому, мы сделаем детские концерты новогодние. Очень хочется в преддверии Нового года всем дарить новогоднее настроение. В прошлом году у нас не было такой возможности, в этом году, я надеюсь, что все будет хорошо.

- Мы очень надеемся на это.

Е. Б.: И мы сможем все новогодние праздники, которые у нас запланированы, провести. Потому что это очень важно. Это атмосфера, это настроение – и для наших зрителей, и для нас тоже.

- На новогодние каникулы есть какие-то планы? Если у нас все будет в порядке с эпидемиологической обстановкой.

Е. Б.: На новогодние каникулы есть планы, и афиша уже известна, на сайте филармонии. Пока что у нас все более-менее стабильно. Действительно, у нас с сентября и с октября произошло огромное количество переносов, мы делали переносы и на декабрь, и на январь, и на февраль. Шли навстречу нашим организаторам, которые приходят на площадку, также переносили свои мероприятия. Поэтому у нас сейчас очень горячий сезон, и я даже не совсем понимаю, когда он закончится. Но мы этому рады! В любом случае прекрасно, что мы можем работать, и, соблюдая все необходимые условия, мы можем встречаться с нашими зрителями. Это очень большой позитив.

- Спасибо большое. Как мы с вами говорили на предыдущей пресс-конференции, что у нас сезоны уже не закрываются.

Н. Х.: Да, я думаю, что тоже можно анонсировать, это почти внутри фестиваля, по срокам, 2 декабря состоится концерт традиционно, в прошлом году он у нас выпал, концерт «Юные дарования Псковщины», вместе с нами, с оркестром, будут выступать молодые талантливые ребята Псковской области. Гостем этого концерта станет Даниил Тюрин, который на фестивале «Крещендо» Дениса Мацуева выступал с нашим оркестром. Приедет он, его педагог Наталья Трулль, которая проведет мастер-класс в колледже для педагогов и детей. Просто имейте в виду. Афиши пока еще нет у нас.

Е. Б.: Это будет 2 декабря, «Юные дарования Псковщины».

- Спасибо большое. Я благодарю, что вы пришли к нам сегодня, сделали нам такой замечательный музыкальный подарок. Еще раз поздравляю с 25-летием оркестра.

Е. Б., Н. Х.: Спасибо большое.

- Спасибо, больших вам успехов творческих и новых идей.


Наши партнеры