Уйти красиво

2 ноября

В притихшем затемненном зале на Некрасова для псковичей звучали Первая симфония ми минор Яна Сибелиуса и рапсодия на тему Паганини ля минор Сергея Рахманинова.

«Достойно ль смиряться под ударами судьбы иль надо оказать сопротивленье?»: новая волна коронавируса вновь вносит свои коррективы в нашу жизнь. Минувшая пятница перевела стрелки часов на март этого года со всеми его атрибутами: самоизоляцией для пожилых людей, удаленкой и запретом на массовые мероприятия, в числе которых - все ноябрьские концерты, запланированные в Псковской филармонии в рамках 46-го Фестиваля русской музыки им. М. П. Мусоргского и Н. А. Римского-Корсакова (да-да, того самого, который должен был начаться 18 марта, но так и не начался той весной).

И все же один концерт Псковский губернаторский симфонический оркестр успел сыграть. В первый день последнего осеннего месяца на сцене БКЗ прошло выступление наших музыкантов и пианиста Петра Лаула в рамках программы Министерства культуры Российской Федерации «Всероссийские филармонические сезоны». Концерт на одном дыхании, на одной щемящей ноте, на одном ощущении - «Быть иль не быть?»

В притихшем затемненном зале на Некрасова для псковичей звучали Первая симфония ми минор Яна Сибелиуса и рапсодия на тему Паганини ля минор Сергея Рахманинова.

Поневоле подумаешь: все случайное неслучайно. Романтически-эпическая симфония, которая родилась из задуманной автором симфонической поэмы о северной сосне, мечтающей о южной пальме, - и музыкальный сюжет о Паганини, продавшем душу дьяволу за обретение исполнительского совершенства и любви женщины... По сути, ведь они об одном - о стремлении к недостижимому, о дерзновении per aspera ad astra, о сжигании мостов и рукописей (они горят, Михаил Афанасьевич, еще как горят!). О том, что сегодня остро ощущается в воздухе, - сознание величия и бессилия человека перед лицом данности.

Как можно было два или три месяца назад составить эту программу так, а не иначе? Да еще предугадать, что концерту суждено стать последним перед новым затишьем? Разве что «Прощальная» 45-я Гайдна могла быть настолько же «говорящей».

«Мы расстаемся на неопределенное время, - обратился к слушателям перед началом концерта главный дирижер оркестра Николай Хондзинский. - Надеюсь, расставание окажется недолгим, и вы вновь сможете прикоснуться к музыке. В критические моменты музыка всегда оставалась со слушателями».

Премьерная симфония Сибелиуса в Пскове прозвучала впервые, ее исполнение было приурочено к 155-летию финского классика, которого называют «Орфеем из Суоми». Буря страстей, зарождающаяся в стремительных пассажах скрипок, то успокаивается, то вновь поднимается, обрываясь в финале двумя тихими нотами. Кто высоко летает, тот больно падает. Очень эмоциональному по характеру, нашему оркестру удалось передать горячую воодушевленность, силу обоих состояний. Играли, действительно, как если бы в последний раз - как на «Титанике». 

После такой энергетики слушателя не стали отпускать на антракт - просто выкатили на сцену Стейнвей и контрольной прививкой в сердце отыграли Рапсодию Сергея Рахманинова. Эффект перетекания, взаимопроникновения друг в друга двух мотивов - мелодии из 24-го каприса Паганини и средневековой секвенции Dies irae из католического реквиема - в нынешнем эпидемиологическом контексте сработал с удвоенной, утроенной силой.

Музыкальное «путешествие по жанрам и настроениям» стало потрясающим душевным опытом. Изумительное по красоте и глубине мысли произведение стерло границы, сделав невозможное - возможным. Классический, русский по духу мелодизм взрывается изнутри джазовым дисбалансом, выразившимся в характерной ритмике, оркестровке и фортепианной фактуре (известно, что Рахманинов присутствовал на премьере «Рапсодии в стиле блюз» Гершвина и одобрял заинтересованность поисками синтеза джаза с академической музыкальной культурой).

По сути, джаз и все его стилевые приметы - «свингующие» синкопы, повышенная роль ударной группы - стали для русского гения лишь дополнительным средством изобразительности: по мнению композитора, музыковеда Артёма Ляховича, джазовая стилистика в произведениях Рахманинова является формой воплощения демонического начала. Видимо, обладая как любой творческий человек особой чуткостью восприятия, он уловил то, что уже вызревало в «Мастера и Маргариту» и «Доктора Фаустуса» (а в его творчестве - в «Симфонические танцы»).

По завершении концертной программы псковичи долго не могли расстаться с музыкантами, о чем очень настойчиво и весьма убедительно извещали их криками из зала: «Еще!», «Не отпустим!» Собственно, солист, дирижер и оркестранты тоже не спешили покидать сцену. Три выхода на «бис» - когда еще такое было в Псковской филармонии? Да и по количеству цветов псковичи побили все рекорды. Даже конфеты дарили музыкантам - вероятно, чтобы подсластить грядущее расставание...

«Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?»: в XX веке на вопрос Ницше, сформулированный из века XIX, отвечали по-разному, но, наверное, самый яркий ответ этому вызову - музыка, которая превзошла самое себя, не только достигнув горизонтов человеческого духа, но даже заглянув куда-то поверх них. 

P.S.: Спасибо псковским музыкантам. Мы будем очень скучать! И верить, что расставание - обещание новой встречи. «Недаром, видно, кто-то сказал, что разлука для любви то же, что ветер для огня: маленькую любовь она тушит, а большую раздувает еще сильнее» (А. И. Куприн).

Источник: "Псковская Лента Новостей"


Наши партнеры