БОЛЬШОЙ КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ ФИЛАРМОНИИ
Псков, ул. Некрасова, 24

КАССА пн-пт: 11.00–20.00, сб, вс: 11.00–19.00

тех.перерыв:  12.45–13.00, 15.00–15.30, 16.45–17.00

тел. +7 (8112) 66-89-20

Парадоксы романтизма

Начало февраля - последнего месяца зимы - оказалось праздничным для псковичей. Филармония подготовила очередной симфонический концерт, одно из событий псковской музыкальной жизни, которых в последнее время псковичи ждут с особым нетерпением. Сейчас каждая программа филармонического абонемента оркестра включает в себя, по воле художественного руководителя и главного дирижёра Николая Хондзинского, своеобразные сюрпризы. Сюрпризы состоялись и на этот раз. В программе была представлена музыка Эдуарда Элгара (1857-1934), Густава Малера (1860-1911) и Яна Сибелиуса (1865-1957). «Великие романтики» - так они были названы в программе и анонсах. Вообще-то, музыка композиторов-романтиков Шуберта, Мендельсона, Шумана, Брамса, Чайковского и других — самый желанный репертуар для слушателей концертных симфонических вечеров. 
Музыку «Великих романтиков» нового поколения - Элгара, Малера, Сибелиуса представили в концерте Псковский симфонический оркестр и солисты Михаил Почекин - скрипка и Ярослав Петряник — баритон. «Правил романтический бал» Николай Хондзинский. Теперь — о парадоксах. На наш взгляд, эти композиторы в своём творчестве, если судить по датам их жизни, уже преодолели романтический ХIХ век и вступили в бурный, противоречивый, жестокий, железный XX век. А ведь время великого перелома в искусстве и, может быть, особенно в музыке, наступило раньше, чем на человечество надвинулись мировые катастрофы, войны и революции. 
В начале ХХ века возник феномен того, что мы до сих пор называем «современной музыкой», «авангардом», «поставангардом». ХХ век ушёл в историю, но сохранил созданный им образ «современной музыки» с её непрерывными экспериментами и поисками «новых путей». На фоне ХХ века сформировался и холодящий душу портрет «современного композитора» с пронзительным взглядом учёного, интеллект которого, помноженный на гениальный музыкальный слух и творческий дар способен препарировать человеческие чувства, возвращая их к форме ощущений, рефлексов, инстинктов и достигая в этом беспощадной и поразительной правды и силы. Безвозвратно утрачена лишь красота, гармония, целостность, ясность и свет - как цель искусства. 
Поэтому, по счастливо найденной мысли, прозвучавшей в концерте, Элгар и Малер, и Сибелиус — это не простые романтики, пережившие эпоху романтизма и чуть ли не случайно «попавшие» в водовороты ХХ века, как это иногда трактуется «прогрессивными» историками музыки. Тем более, добавим, это далеко не те рефлексирующие экзальтированные творческие личности, переживающие в своей музыке душевные комплексы и неудачи, нереализованные мечты, о которых говорилось во вступлении к концерту. Это подлинные Атланты, Титаны материка - Атлантиды - эпохи романтизма, взрастившие и сохранившие в своей творческой натуре способность в монументальных формах и с неподражаемым мастерством передавать силу подлинно романтических чувств. 
Поэма Элгара «SOSPIRI” для струнных и арфы (1913) перекликается со знаменитым Адажиетто из Пятой симфонии Малера (1902). В обоих случаях — это вдохновенный гимн любви, воплощённый в звуках с особой роскошью и утончённостью. 
«Песни странствующего подмастерья» (1884) - это не просто романтические песни, сюжет которых о неразделённой любви автобиографичен. Важно, с каким мастерством молодой Малер создаёт эту музыку. Это, по сути, новый жанр — вокальная симфония. От певца, от оркестра и дирижёра требуется особое мастерство в передаче чувств — нарастающих отчаяния и горя — и силой голоса, и тончайшей нюансировкой и тщательной фразировкой немецкого и нотного текста, тембровой полифонией оркестра. Эти качества и продемонстрировали исполнители — оркестр, дирижёр и певец-баритон Я.Петряник, представитель нового поколения русских певцов ХХI века. 
Скрипичный концерт Сибелиуса 1903) , в котором солировал М.Почекин, за последнее время неоднократно звучал в Пскове. На этот раз публика восприняла его особенно тепло. Романтический характер музыки складывается с первых звуков поэмной и словно импровизированной первой части концерта. Её естественным продолжением стала вторая часть, где выразительность звучаний и продолжается, и усиливается. Исполнение знаменитых «приплясывающих» синкоп в финале концерта, похоже, переживалось и солистом, и оркестром, и публикой. Можно сказать, в музыке концерта композитор явно преодолевает грани романтической концепции, вводя и в партию скрипки, и в во все партии оркестра сгущённость, напряженность звучания, сохраняющие родство с музыкой великих Вагнера, Брамса, Листа, Брукнера. Слаженное звучание разных групп оркестра, особенно, меди, обратило на себя особое внимание. Учитывая сочетание очень яркой трактовки Сибелиусом как солирующей скрипки, так и всего оркестра, захотелось ввести, как сравнение, для первых частей, намного забегающий вперёд по времени, впечатляющий кинематографический образ из черно-белого фильма Г.Козинцева «Гамлет»: монолог Гамлета «Быть или не быть» на фоне мрачных гранитных скал и бьющихся о них холодных волн Северного моря...Этим хочется подчеркнуть каждый раз по новому впечатляющий облик всего концерта, сочетающий особую лирическую экспрессию и монументальность. Музыкантам удалось это передать. 
В конце - перефразируем великого русского критика XIX - го века, Виссариона Белинского: «Любите ли вы романтиков так, как люблю их я?», и продолжим: «Так любите же ещё больше, и спешите, спешите на симфонический концерт!» 
 Т. Лаптева