БОЛЬШОЙ КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ ФИЛАРМОНИИ
Псков, ул. Некрасова, 24

КАССА пн-пт: 11.00–20.00, сб, вс: 11.00–19.00

тех.перерыв:  15.00–16.00

тел. +7 (8112) 66-89-20

Сон солнца: Carmina Burana

Солнечное затмение обычно длится 2-3, иногда 5 минут, до сих пор вызывая во многих первобытный страх и панику. В Большом концертном зале Псковской филармонии затмение длилось почти полтора часа - во все время исполнения кантаты Carmina Burana Карла Орфа. Симфонический оркестр Псковской областной филармонии под управлением главного дирижера Николая Хондзинского, хор Санкт-Петербургского госуниверситета и солисты Мариинского театра выступали на фоне большого экрана, на котором сиял черный диск с оранжевой короной и расходящимся во все стороны кроваво-алым свечением. 
Более мощный эмоциональный старт 76-го филармонического сезона сложно представить. Музыка, по своему звучанию более всего напоминающая средневековые хоралы, а по содержанию - полотна Босха и Дюрера, держала слушателей в таком напряжении, что аплодисменты, взорвавшие зал в финале, были как минимум бурными. А некоторые слушатели утверждают даже, что они стали едва ли не самыми продолжительными за всю историю БКЗ. 
«В истории музыки есть сочинения первозданные по своей красоте - это музыка Баха и Моцарта, а кантата Орфа - это музыка первобытная в каком-то смысле, - сказал Николай Хондзинский публике БКЗ, предваряя начало выступления. - Каждый из вас найдет в ней что-то свое, потому что все мы бываем первобытными, каждому из нас не чуждо это ощущение. Карл Орф использовал в кантате тексты на латыни, древнефранцузском, старонемецком языках, - тех, которые заведомо никто не поймет. Так что тексты тоже очень первобытные. Подобно музыке». 
Текстовой основой кантаты стали 24 стихотворения из «Carmina Burana» - сборника средневековой поэзии вагантов, средневековых странствующих поэтов. Манускрипт сборника обнаружили в 1803 году в бенедиктинском монастыре Бойерн - отсюда, собственно, и его название - «Бойернские песни». На первой странице сборника было изображение колеса фортуны, в центре которого находится богиня судьбы с завязанными глазами. Когда колесо вращается, то человек, изображенный по краям рисунка, оказывается в разных положениях. Это символически иллюстрирует содержание аллегории: regnabo, regno, regnavi, sum sino regno («буду царствовать, царствую, царствовал, есмь без царства»). 
Тема беспощадной Фортуны, поднимающей человека к пику земных благ и низвергающей его в бездну отчаяния, стала основной в кантате Орфа. Она продиктовала и выборку текстов, и мелодику, и символику цветовых решений, и ироническую риторику, связывающую воедино все фрагменты этого произведения (в определении романтика Фридриха Шлегеля: «Ирония есть ясное сознание вечной оживленности, хаоса в бесконечном его богатстве»). 
Монументальное, пугающее по своей энергетике начало кантаты - оркестровое и хоровое «фортиссимо» - предупреждает о бренности славы и богатства. А раз все в мире случайно и преходяще, а значит, надо ценить то, что есть у нас здесь и сейчас: молодость, красоту, весну, солнечное тепло, цветы, любовные утехи и простые радости жизни - встречи с друзьями и посиделки в таверне. Эта логика очень ярко прослеживается в первых двух частях кантаты. Солисты Мариинского театра Вячеслав Козловский и Юлия Сулейманова воплотили на сцене самые искренние и нежные характеры, оказавшиеся во власти «всеобъемлющей Венеры». Особенно удачно прозвучал эпизод «На весах моих чувств» - завороженный зал, затаивший дыхание, был очарован ангельским сопрано Юлии. 
Вместе с тем время от времени в светлую ткань повествования вкрапляются трагически-пародийные эпизоды: в них слышится, как бетховенская судьба настойчиво стучится в дверь. Ты живешь, радуешься жизни, подобно белой птице Аполлона воспеваешь любовь и счастье, а между тем - на пороге уже стоят те, кто зажарит твои лебединые потроха и закусит ими, выпивая пиво в перерыве между молитвами («Плач жареного лебедя» - пародия на погребальные плачи Средневековья, прозвучавшая со сцены БКЗ в исполнении тенора Мариинского театра Артема Мелихова, - останется в памяти псковского слушателя надолго). 
Цветовая символика, изначально задумывавшаяся Карлом Орфом, в псковской версии была несколько урезана. В классической постановке вступительный номер должен был исполняться в присутствии черного цвета, в последующих мелодиях появлялась зелень, нежно-розовый, пурпурно-красный. Последующее развитие линии цветов приводит зрителей к девственно-белому цвету и заканчивается возвратом к черному. В определенной степени композиторский замысел дополняла цветовая гамма инсталляции затмения на экране, а также четкое деление хора на белую и черную часть - главный смыслообразующий контраст кантаты был сохранен. Движение жизни - от черноты, символизирующей грех, грязь, страдания и искупление, к возвышенной, почти божественной любви, и вновь - к земным низменным страстям. 
Колесо Фортуны никогда не прекращает свое вечное вращение по замкнутому кругу. Солнце его то сияет в небе, то погружается в мрак и сон, рождающий чудовищ. 
Менее чем через три недели, 25 октября, псковичей ждет не менее яркое музыкальное событие - концерт в честь 75-летия Псковской областной филармонии. Приглашая слушателей на этот замечательный праздник, Николай Хондзинский рассказал, что в концерте вместе с нашими музыкантами примут участие солисты Мариинского театра Виолетта Лукьяненко и Альберт Жалилов, полюбившиеся всем слушателям августовского open-air «Золото Вены» на террасе отеля «Покровский». 
Нам остается пока только ждать этого дня, спешить приобретать билеты и вместе с Николаем надеяться на то, что колесо Фортуны, раскрученное 5 октября нашими оркестрантами, повернется в сторону всех, кто любит искусство и истинное творчество.

Источник: Псковская Лента Новостей