В вашем доме...

23 июня

Рецензия оперы "Евгений Онегин". Автор Нора Потапова.

Псков – город с удивительным ликом. Древние церковные строения совершенных форм, подлинные фрески 12 века (!) здесь – у себя дома И всё это погружено в атмосферу словно бы присутствия тени великого поэта: до Пушкинских гор – Михайловского, Тригорского, Святогорского монастыря с могилой Александра Сергеевича – рукой подать. Поэтому фестиваль «Дни пушкинской поэзии и русской культуры» для Пскова – особый.

Город на реке Великой невелик – всего 205 тысяч населения, оперного театра здесь нет. Однако псковскую Филармонию нередко посещают с концертами именитые инструменталисты и вокалисты. Но вот так, чтобы оперный спектакль сделали специально для Пскова, было, кажется, только один раз – в 2010 г., когда в Кремле open air была представлена «Псковитянка» в режиссуре Юрия Лаптева.

Лишь через десять с лишним лет филармония взяла на себя задачу вновь подарить псковичам оперный спектакль. Не позаимствованную где-то, а рождённую специально для фестиваля музыкально-режиссёрскую версию «Евгения Онегина».

Придумать что-то новое в постановке этого названия, кажется, невозможно. Но режиссёр Виктор Высоцкий предложил ход совершенно неизбитый.

…В глуши, в деревне дворянское семейство и их добрые приятели устраивают любительский спектакль по роману Пушкина  музыкой Чайковского. Домашние инсценировки, как и хорошая литература, и музицирование всегда были частью русской дворянской культуры, поэтому такие предлагаемые обстоятельства  совершенно органичны. Мать семейства Ларина – Анна Снегова (прекрасная манера пения!) раздает роли – томики популярного романа, и действие начинается. Оно согрето энтузиазмом, простодушно-провинциально и забавно. Татьяна и Ольга под гитару с бантиком распевают дуэт «Слыхали ль вы» (тут же всплывает в памяти пушкинское: …Псков – город с удивительным ликом. Древние церковные строения совершенных форм, подлинные фрески 12 века (!) здесь – у себя дома И всё это погружено в атмосферу словно бы присутствия тени великого поэта: до Пушкинских гор – Михайловского, Тригорского, Святогорского монастыря с могилой Александра Сергеевича – рукой подать. Поэтому фестиваль «Дни пушкинской поэзии и русской культуры» для Пскова – особый.

Город на реке Великой невелик – всего 205 тысяч населения, оперного театра здесь нет. Однако псковскую Филармонию нередко посещают с концертами именитые инструменталисты и вокалисты. Но вот так, чтобы оперный спектакль сделали специально для Пскова, было, кажется, только один раз – в 2010 г., когда в Кремле open air была представлена «Псковитянка» в режиссуре Юрия Лаптева.

Лишь через десять с лишним лет филармония взяла на себя задачу вновь подарить псковичам оперный спектакль. Не позаимствованную где-то, а рождённую специально для фестиваля музыкально-режиссёрскую версию «Евгения Онегина».

Придумать что-то новое в постановке этого названия, кажется, невозможно. Но режиссёр Виктор Высоцкий предложил ход совершенно неизбитый.

Сцена из спектакля

…В глуши, в деревне дворянское семейство и их добрые приятели устраивают любительский спектакль по роману Пушкина музыкой Чайковского. Домашние инсценировки, как и хорошая литература, и музицирование всегда были частью русской дворянской культуры, поэтому такие предлагаемые обстоятельства совершенно органичны. Мать семейства Ларина – Анна Снегова (прекрасная манера пения!) раздает роли – томики популярного романа, и действие начинается. Оно согрето энтузиазмом, простодушно-провинциально и забавно. Татьяна и Ольга под гитару с бантиком распевают дуэт «Слыхали ль вы» (тут же всплывает в памяти пушкинское: …и запищит она, (Бог мой!): приди в чертог ко мне златой). Эти девушки отнюдь не пищат, но картинка колоритна; барыньки-соседки поют хором «девицы-красавицы», поливая из леечек апельсиновые деревья в кадках (говорят, в те времена было очень модно выращивать такие деревца); Роман Арндт, патентованный романтический Ленский здесь – доморощенный поэт, даром что из Геттингена, заливается соловьём, читая свой мадригал «Я люблю вас, я люблю вас, Ольга…», а она, резвушка (Екатерина Крапивина), его и не слушает – давно убежала! Няня Тамары Марченко никакая не престарелая крестьянка, скорее, компаньонка мадам Лариной, с энтузиазмом изображающая Филипьевну и время от времени вспоминающая сгорбиться.

Ольга - Екатерина Крапивина, Ларина - Анна Снегова, Няня - Тамара Марченко

Татьяна обаятельной Гелены Гаскаровой, слава богам, не вечно страдающая тень, а живая, весёлая девушка, увлекшаяся ролью настолько, что уже не в шутку бредит Онегиным, беседует с ним, появившимся в большом зеркале – и опять Пушкин, отсылающий нас к обрядам волнительных девичьих гаданий.

Все разыгрывают роли «как по нотам», постоянно сверяясь с томиками Пушкина, и с ними практически не расставаясь. Даже стреляются два бывших друга не на пистолетах, а вытянутыми вперёд книжками. Но до этого Ленский уже прорепетировал, прожил «по Станиславскому» смерть поэта, в самых романтических тонах пропевая свою знаменитую арию, и нужды нет ему падать замертво – просто уходит, предоставляя Онегину переживать убийство.

Ленский - Роман Арндт

Вот с этого момента для Онегина – Владимира Мороза игра в спектакль кончается. Это ещё одна особенность режиссёрского решения, достаточно тонкая: опера-то всё же, как и роман, называется «Евгений Онегин», и это драма самого героя. Первая веха – убийство друга. Окровавленная тень, которая к Онегину являлась каждый день – не красивый поэтический образ, а знак психологического слома. Если Татьяна, по-настоящему увлекшись ролью и партнёром, всё же играет спектакль по сценарию, для Онегина, похоже, приятное лицедейство оборачивается настоящей жизненной катастрофой.

Сцена из спектакля

Но основной режиссёрский прием проведён последовательно, пушкинские томики живут в руках актёров до самого конца: вальяжный Гремин – Денис Седов, в сторонке присутствуя при последней встрече Татьяны с Онегиным, проверяет эту сцену по книге. Финальная точка поставлена мастерски: О жалкий жребий мой! – возглашает Онегин, и сонм элегантных дам и господ – артистов хора, замечательно живых участников спектакля – эффектно захлопывает томики.

Ценно то, как точно найден стиль и прием именно данной постановки. Как спектакль одновременно прост и интеллектуален, как привязан к месту и времени: близ пушкинских мест, во время пушкинского фестиваля. Как вписан в пространство филармонической площадки, в принципе не приспособленной к театральному действу, лаконичный сценографический образ (художник Юлия Гольцова): подвижные белые ширмы с факсимиле (копиями) пушкинской рукописи «Онегина», с гротескными портретными почеркушками поэта, и хотя эта оформительская идея достаточно расхожа, здесь она более чем к месту. Сюда вписывается и скромный портик усадьбы с обшарпанными колоннами, и изображение барского дома в глубине, тоже сплошь записанное поэтическими строками. А сбоку сцены большая золотая чернильница с пером. Всё немудрёно, но атмосфера создана.

Татьяна - Гелена Гаскарова, Онегин - Владимир Мороз

«Любительское представление», между тем, дают совсем не любители. Это качественные профессионалы, которые явно с удовольствием подхватили режиссёрский прием и сыграли-спели оригинальный оперный спектакль. Камерный, атмосферный, с небольшими музыкальными купюрами, корректно сделанными дирижёром-постановщиком Николаем Хондзинским, креативным руководителем Губернаторского симфонического оркестра Псковской области. Спектакль интеллигентный, насквозь пропитанный мягкой иронией сродни пушкинской. А поскольку ирония – категория лирики, это совершенно не идёт вразрез с искренностью и пылкостью чувств героев Чайковского. Мера – музыкально и постановочно – здесь соблюдена достаточно тонко, в чем и кроется успех этого красивого проекта.


Наши партнеры